Сильных и так не осталось